В Алтайском крае гибнут памятники архитектуры

Искусная кирпичная кладка, резные наличники на окнах, бревенчатые своды зданий – пока их еще можно увидеть в исторической части Барнаула, Бийска и других городов края. Пока – потому что через десяток лет на месте произведений деревянного зодчества останутся неживописные развалины. Чтобы восстановить все памятники архитектуры в крае, нужно многомилиардное финансирование.

В 2011 году финансирование на сохранение объектов наследия в рамках краевой адресно-инвестиционной программы составило 153 млн. рублей. Еще 3 млн. 700 тыс. рублей выделено в рамках краевой целевой программы "Культура Алтайского края" на 2011-2015 годы.

Но сохранить памятники мешает не только отсутствие средств. Сейчас памятник архитектуры может легко потерять свой статус. По словам Дмитрия Калашникова. заведующего отделом учета памятников НПЦ "Наследие", в крупных центрах градостроительная ситуация меняется достаточно быстро. "Какая-то организация приобретает часть здания-памятника. Чтобы разграничить право собственности, по согласованию с соответствующими инстанциями этой части здания присваивается другой адрес: может быть добавлена литера, дробь. И все, она уже памятником не является. Например, дом, в котором жил Михаил Лисавенко, находился по адресу Змеиногорский 49/1, а сейчас это Змеиногорский 49/14. Памятником по постановлению этот адрес не является, но дом-то оттуда никуда не делся. Новые владельцы его приватизировали, пристроили мансарду", – говорит Дмитрий Калашников. Сотрудниками НПЦ "Наследие" по заданию управления по культуре и архивному делу был составлен акт о причинении ущерба.

Барнаул-2030

Архитектор Юрий Булавин через краевую общественную палату предложил программу восстановления памятников деревянной архитектуры в Барнауле. Месяц назад проект программы поступил в администрацию края.

"Самая страшная проблема – с деревянными зданиями. Если кирпич худо-бедно терпит, то дерево уже терпеть не может. Программа написана, осталось заполнить ее цифрами. Мы обозначили сроки – 2012-30 годы. Учитывая, что 2030 год – юбилейный для Барнаула, нужно до этого времени пытаться восстановить максимальное количество домов", – говорит Булавин.

Однако, по словам Галины Кубриной, начальника отдела культурного наследия краевого управления по культуре и архивному делу, предложенный проект не вписывается в действующее законодательство. Бюджет на 2012 год уже сформирован, а до 2030-го года программа быть рассчитана не может, говорит она.

По мнению Кубриной, сейчас нужно увеличивать финансирование, направленное на изучение и систематизацию объектов деревянного зодчества. "Чтобы в итоге мы поняли, что у нас есть, составили учетные каточки, провели анализ по значимости объектов. Параллельно с этим мы просим администрацию края согласовать поэтапное включение отдельных объектов в краевую адресно-инвестиционную программу. Сейчас в целевой программе на 2012 год заявлен памятник архитектуры "Гимназия Будкевич" по проспекту Красноармейскому, 14. Срочно требуют принятия мер "Дом Лесневского" в Барнауле и "Конный манеж" в Тюменцевском районе", – сказала Галина Кубрина.

Фото на память

- Мы же видим, что дома не сами разрушаются, их разрушают, уничтожают намерено. И что с этим делать? Несколько раз столкнулся с разговорами: все сгнило, нужно строить из новых бревен. Это в корне неправильно. Может быть, не надо новодела, а пока еще есть все в деревнях, собирать? – говорит Юрий Булавин.

- Что касается уничтожения памятников, идея не нова: сгорел дом, запретить на этом участке строить новые, а только восстанавливать – сказала Галина Кубрина.

Петр Анисифоров,

На данном этапе, что бы мы могли действительно полезного сделать – создать альбом памятников истории и культуры, пока они еще не утрачены – зафиксировать и рассказать. У нас есть фонд помощи инвалидам, детям. Памятники архитектуры сейчас умирают. Может быть, стоит создать фонд погибающим памятникам, куда бы перечисляли деньги на первую помощь? Хотя бы дом перевязать…