Невольный Алтай глазами историков

Долгое время государственная структура исполнения уголовных наказаний была скрыта от посторонних глаз. Простому обывателю мало что было известно о жизни за колючей проволокой и железными воротами, да и не особо, откровенно говоря, хотелось вдаваться в подробности. Такая закрытость рождала массу слухов и кривотолков, а сама система в глазах общественности представлялась карательной, а не исправительной машиной. Сегодня сотрудники УФСИН приоткрывают, насколько это возможно, «железный занавес» и раскрывают некоторые тайны жизни по ту сторону.

До конца марта жители края могут познакомиться с историей пенитенциарной системы на Алтае, посетив выставку, организованную в Алтайском государственном краеведческом музее.

Среди почетных гостей присутствовал Алексей КОБЕЛЕВ, алтайский историк и краевед, подполковник в отставке, ветеран уголовно-исполнительной системы.

— Тюрьма — это атрибут любой страны, даже самой демократичной. Это первое, с чего начинается государственная система, и в ближайшие сто, а то и двести лет она никуда не исчезнет. Конечно, между системой наказания царских времен и даже советской эпохи и современностью лежит огромная пропасть. И я имею в виду не временной отрезок, а качественное состояние системы, — отметил перед началом экскурсии Алексей Кобелев.

Конечно, в эпоху зарождения тюрем о какой-либо воспитательной и профилактической работе не шло и речи. На протяжении многих веков арестантов использовали скорее как бесплатную рабсилу.

— Не секрет, что среди первых переселенцев на Алтай было немало беглых каторжан, крепостных крестьян, бежавших от помещиков, староверов, гонимых властями. С развитием горнорудного производства, когда возникла потребность в рабочих руках, их стали отлавливать и вместо каторги ссылать на рудники. Каторжане трудились глубоко под землей, и даже после смерти их не поднимали на поверхность, а хоронили прямо в шахтах, — рассказывает экскурсовод Елена УШАКОВА.

С середины XVII века на Алтай начинают ссылать преступников, осужденных за особо тяжкие уголовные преступления. Часть из них отправляли трудиться на заводы и рудники, другие зачислялись для работы на полях. На арестантов накладывали клеймо: буква «В» обозначала вор, «У» — убийца, «Л» — лжец.

Первые официальные тюрьмы на Алтае появились только в XVIII веке: сначала в Бийске в 1806 году, затем в Барнауле (1822 год), позднее они стали создаваться в уездных городах: Змеиногорске, Славгороде, Камне-на-Оби, Рубцовске.

В разные годы тюремная система менялась в зависимости от той экономической и политической ситуации, которая складывалась в стране. В эпоху нэпа, когда резко сократили государственные дотации, тюрьмы переходят на самоокупаемость. Учреждения исполнения наказания начинают выращивать зерновые культуры, овощи, содержат скот. Заключенные работают на железной дороге, на заводах, на строительстве социалистических объектов. В период массовых репрессий создавались «лагеря принудительных работ», где содержались так называемые враги советской власти.

К концу 30-х годов колониями Алтайского края выпускалась трикотажная, текстильная, швейная, шерстобитная продукция, заключенные были заняты на лесозаготовке и деревообработке.

Тюремный уклад кардинально изменился с началом Великой Отечественной войны. Исправительно-трудовые учреждения края перепрофилируются на производство оборонной продукции, много заключенных уходит на фронт. К концу войны практически на треть сократилась численность осужденных, в крае закрываются и реорганизуются колонии.

70-80-е годы для УИС прошли под знаком реформирования. Совершенствуется законодательство, укрепляется режим и дисциплина, растет образовательный уровень сотрудников. Начинается строительство промышленных объектов, жилых помещений как для осужденных, так и для личного состава колоний. В те годы учреждения, исполняющие уголовные наказания, не только выполняли свою непосредственную функцию, которая заключалась в трудовом перевоспитании осужденных, но и приносили немалый доход в казну государства.

Все поменялось с распадом СССР. Как и вся страна, в 90-х годах уголовно-исполнительная система вновь переживала не лучшие времена. Упал объем производства, возникали перебои с финансированием даже на питание осужденных. Сотрудники по несколько месяцев не получали денежного довольствия. Стабилизация экономики в стране сказалась и на условиях содержания заключенных, и на работе пенитенциарной системы в целом. Хотя вернуть былой промышленный потенциал алтайских колоний, считает Кобелев, в ближайшие годы вряд ли удастся.

— В прошлом году мне довелось побывать на дне открытых дверей в колонии № 1. Вместе с матерями, женами я прошел по всей территории: казармам, столовой, комнатам отдыха. Конечно, это не та колония, которая была, допустим, в 30-х годах, когда осужденные содержались без постельных принадлежностей, спали на трехъярусных деревянных нарах, подкладывая под голову фуфайку или свой сидорок.

Сегодня для осужденных создаются вполне достойные условия содержания, с ними работает грамотный, высококвалифицированный персонал, имеющий высшее образование. Такого за всю историю пенитенциарной системы никогда не было.

Но тюрьма, как бы комфортно в ней ни жилось, всегда остается тюрьмой. Прежде всего это лишение свободы: ты за решеткой, под охраной, вдали от родственников и любимых. Молодости свойственен максимализм, бесшабашность. Подростки часто недопонимают, что такое лишение свободы. Такие выставки, как эта, наравне с другими профилактическими мерами, должны донести до подрастающего поколения, что «тюремная романтика» не что иное, как глубокое заблуждение.

Радует, что к современной молодежи это понимание приходит. В крае активно развивается спорт, возрождаются творческие кружки, клубы. А это и есть самая важная и нужная профилактическая работа по предотвращению правонарушений среди подростков, — подчеркнул Алексей Кобелев.





  • Похожие записи:
    1. Алтайский губернатор назвал Рериха первооткрывателем инвестиционной привлекательности края
    2. В Алтайском крае гибнут памятники архитектуры
    3. Алтайскому университету вернули бюджетные места для историков и филологов
    4. Гоу впо алтайский государственный университет исторический факультет Кафедра архивоведения и истор
    5. Алтайские искусствоведы называют сгоревшее здание в Бийске уникальным
    6. Участники сообщества
    7. Некоторым территориям Алтайского края планируют присвоить статус исторического поселения