СОХРАНИМ ВО ВСЕЙ ЧИСТОТЕ.

ИСТОРИК НИКОЛАЙ РОСТОВ ВОЗВРАЩАЕТ НАС К НАШЕЙ ПАМЯТИ. А САМ ИНОГДА ТЕРЯЕТ ОЩУЩЕНИЕ ВРЕМЕНИ И ВИДИТ ПРОШЛОЕ РЕАЛЬНЕЙ НАСТОЯЩЕГО

- Николай, мы давно знакомы, я слежу за твоей работой. Ты, наверное, первый военный историк на Алтае?

- Сама ученая степень не определяет меру приближения к истине. Полковник Николай Степанович Гаврилов - он был летчиком, заведовал кафедрой в училище летчиков, он был одним из первых военных историков на Алтае.

- В чем особенность твоей научной работы?

- Я беру военные вопросы. Я - профессиональный военный. У меня свое видение.

- Как ты стал историком?

- Много в детстве читал о войне, вообще мне нравились история и фантастика. Хотя мечтал стать астрофизиком. После окончания восьмилетки даже писал письмо в институт астрономии. И мне пришел ответ. Написали, что надо окончить школу, а потом поступать в институт. Но судьбе, наверное, было угодно, чтобы я стал военным. Ведь я вырос на Брянщине, пацаном сколько по оставшимся после войны дотам перелазил. На моих глазах перезахоранивали погибших во время Великой Отечественной. Там военное прошлое живо до сих пор. Оно и здесь, на Алтае, живо, но там война прошла сначала с запада на восток, а потом с востока на запад.

А как я стал историком? Когда я пришел в АлтГТУ, Василий Михайлович Суверов, заведующий кафедрой Отечественной истории, предложил мне поступить к нему в аспирантуру по специальности "Отечественная история". Кандидатскую я защитил через два года. Наука, военная история меня захватывает целиком. Часто бывает так, что будто теряешь ощущение времени, чувствуешь, что прошлое так же реально, как и настоящее. Я иногда задумываюсь: "Где я больше живу: в том мире, в историческом прошлом, или в этом?"

- Какое важное открытие ты сделал для себя и для исторической науки Алтая?

- Самое главное - я понял, что история Сибири не отторжима от истории всей России. Живя в европейской России, я знал только, что Сибирь - это декабристы. Мое открытие истории Алтая началось. с Бородино. Вот сейчас я рассуждаю: если бы мне раньше кто-то сказал, что из Барнаула полк пришел на Бородино и участвовал в сражении - я бы не поверил. Я понял, какая есть неразрывная связь в нашей истории - истории края и истории всего государства. Уверен, что историю России надо изучать через историю родного края.

- Много белых пятен в военной истории Алтая?

- Очень. Один исследователь всего не охватит. Работы хватит всем. Главное, чтобы не было спекуляций. История - это единый процесс, спекулировать на ней нельзя. Военная история Алтайского края очень богата. То, что я написал, - это мизер, очень малая часть. Надо бы русско-турецкую войну посмотреть: ведь 700 добровольцев с Алтая туда ушли. Их фамилии почти наверняка затерялись во времени. Но мы не должны их забывать, искать надо, восстанавливать память. Надо обязательно вернуться к русско-японской войне. У меня уже и дела выписаны в архиве. Но надо время, чтобы войти в тему. Из русско-японской войны я хотел бы заняться Порт-Артуром, выбрать из этой войны то, что касается мужества и героизма сибиряков. Когда я смотрел документы, касающиеся Цусимского сражения, и воспоминания очевидцев, понял, что они стоят того, чтобы увековечить их подвиг.

- Николай, мало кто знает, что барнаульцы в составе Томского пехотного полка участвовали в битве при Бородино, даже и на Алтае. Может быть, назрела необходимость поставить в Барнауле памятник нашим героическим предкам?

- Надо поставить. И, конечно, не памятник ради памятника. Это наша история. А когда история воплощается в монументе, она несет в себе сильнейший воспитательный заряд. Философ Федоров говорил: "Истинный патриотизм выражается в чувстве долга к своему Отечеству. А высшим проявлением долга является пробуждение любви к отцам и предкам, сознание нравственного долга перед отцами. Рождаясь, сыны заступают на место отцов, поэтому их долг вернуть их к жизни". Этим памятником, если он будет в нашем городе, мы в определенной степени вернем предков к жизни. Мы будем их реально помнить, об этом будут говорить в школах. Памятник нужен ради истины, ради справедливости по отношению к нашим предкам, они не меньше нас любили Барнаул, и Алтай, и Россию. Как говорил генерал-адъютант М. Скобелев, "сохраним во всей чистоте славу русского имени и славу полков, поддержанную ценою крови".

- Барнаулу необходим патриотизм?

- Не просто необходим, и не только Барнаулу. Патриотизм, на мой взгляд, - это единственное, что позволит нам выстоять сейчас. Россия втянута в глобальную геополитическую борьбу. Сильная Россия - это наше будущее. Если мы чувство патриотизма будем формировать с детства, то внесем свою лепту в укрепление позиций России.

- Сколько, на взгляд историка, барнаульцев и жителей края участвовало в войнах XIX - начала XX века?

- Это очень трудно подсчитать. Но мы знаем, что на войну 1812 года с Алтая ушло две с небольшим тысячи человек. 468 человек потерял Томский полк при сражении за Смоленск, чуть больше - при Бородино, потом был Малоярославец - почти столько же, много полегло в сражении под Красным. От полка осталось всего 60 человек! Если взять войну русско-японскую, там тоже много погибших, а раненых и калек никто никогда не подсчитывал. Но дело не в цифрах. Дело в нашей памяти.

- Ты сейчас пишешь докторскую диссертацию.

- Надеюсь, в то, что сделали мои предшественники, внести свою лепту. Собрал много примеров того, как поколение 1940-х годов относилось к своему Отечеству. Жертвенность была основой их жизни. Моя работа посвящена подготовке резерва, тому, как шла мобилизация человеческих ресурсов, транспорта. Одна алтайская 26-я запасная дивизия подготовила и отправила на фронт более 300 тысяч наших земляков. Вот вам показатель: в Москве тогда проживало пять с небольшим миллионов, на Алтае - полтора, не вернулось с войны около 330 тысяч москвичей, а у нас - 220 тысяч. То есть каждый второй.

P. S.

5 октября в 15.00 в краевой библиотеке имени В. Шишкова состоится презентация книги военного историка Николая Ростова "Земли Алтайской верные сыны".